Интервью с Вилли Токаревым Шансон.Инфо - Пресса
Русский шансон
 

Интервью с Вилли Токаревым

Пресса

Вадим Потёмин: Как начиналась Ваша музыкальная карьера? Занимались ли Вы какой-нибудь профессиональной деятельностью до того, как Вы стали профессиональным певцом и музыкантом?

Вилли Токарев: Моя музыкальная карьера, можно сказать, началась с детства, когда я в пятилетнем возрасте руководил хором. Я тогда же впервые проявил музыкальные способности. Потом научился играть на щипковых инструментах и уже, будучи школьником, в седьмом классе, сочинил свою первую песню, которая и сейчас есть в моем репертуаре. Эта песня называется «На морском берегу». После школы я поехал в Батумское мореходное училище, но там не прошел по зрению, хотя набрал из 20 баллов 19. Почему — то мои глаза меня подкачали. Затем я устроился на корабль, где сдал экзамен на котельного машиниста, и на танкере, четыре года бороздил моря и океаны. Потом я переехал в Ленинград, где жил до отъезда в США, в 74 году.

Профессионально же я начал работать, когда был студентом музыкального училища при консерватории в Ленинграде, и там я уже стал писать и песни и стихи, и одна из этих песен «Дождь» стала шлягером того времени, ее пела Э. Пьеха и многие другие певцы.

В. П. Связана ли Ваша музыкальная деятельность с ресторанами и как?

В. Т. Естественно связана. Я долгое время выступал в замечательном ресторане на Невском проспекте «Нева», в котором работал с блестящими музыкантами в оркестре под руководством Михаила Калатухина. В этом ресторане начиналась моя, можно сказать, «профессиональная карьера». В «Неве» меня приучили к джазу. И оттуда меня пригласили играть в ансамбле Анатолия Кролла, у которого были собраны лучшие музыканты того времени. Потом я выступал в оркестре Жанна Тотляна, а через некоторое время я работал в ансамбле «Дружба» с Э. Пьехой и А. Броневицким. Благодаря тому, что мне довелось работать со многими гениальными музыкантами, я получил прекрасное образование аранжировщика, дирижёра и хоровика, и очень благодарен судьбе, что она так распорядилась, и я работал в таких оркестрах в течение десяти лет.

В. П. Выступаете ли Вы сейчас на ресторанных площадках, и есть ли какие-то критерии и ограничения при выборе ресторана для выступления?

В. Т. Вы знаете, для меня не существует границ, где выступать. Везде собираются одни и те же люди — сегодня человек пришел в ресторан, а завтра он придет в киноконцертный зал «Россия». Не нужно пренебрегать людьми. К тому же ресторан — это высшая школа искусства, там необходимо иметь хороший вкус и уметь правильно работать, поэтому ресторан для музыканта значит очень много. В ресторане ты должен знать больше того, чем ты знаешь, там ты должен всегда учиться.

В. П. Можете не отвечать. Но если захотите, ответьте: каков средний гонорар за Ваше выступление в ресторане?

В. Т. По разному платят. Я выступал и за десять тысяч и за тысячу и бесплатно. Я даю много благотворительных концертов для детей, больных, для временно изолированных людей. Вообще всех денег не заработаешь. Вы знаете, деньги — это бумажка, на которую можно сделать жизнь лучше, чем она тебе преподносит себя.

В. П. Не можете ли Вы кратко рассказать нашим читателям про историю Вашей эмиграции?

В. Т. Я уехал не потому, что хотел попасть в Америку, заработать там деньги, или стать американцем. Единственная причина, по которой я уехал — это свобода творчества. В 74 году наша страна жила в эпоху «прокрустова ложа соцреализма», когда все обрубалось по тем меркам и рамкам, которые были определены правилами того времени и так получилось, что мои песни не укладывались в эти правила и поэтому мне пришлось уехать в США. Я не ошибся в выборе страны, так как там я состоялся как музыкант. В Америке выпустил свой первый диск «В шумном балагане», который перевернул всю мою жизнь и с тех пор началось моё триумфальное шествие по планете. И это продолжается до сегодняшнего дня, хотя и не в таких масштабах, потому что время другое, у людей сейчас нет денег для посещения концертных площадок, но я верю, что такое время настанет.

В. П. Скажите, повлияло ли длительное пребывание в США на Ваши гастрономические привязанности?

В. Т. Как я уже говорил, я никогда не старался стать американцем, и всегда оставался русским, особенно в еде, благо в Нью-Йорке — это возможно, там можно найти русскую, грузинскую, армянскую, да и любую другую кухню. В Нью-Йорке все есть.

В. П. Вы чувствовали себя и действовали в Штатах как часть общеамериканской культуры и соответственно «тусовки», либо как участник обособленной русскоязычной музыкальной среды, не растворяемой в англосаксонской культуре общества?

В. Т. Я никогда не хотел стать американцем, и там я оставался русским, потому что любил свою страну, из которой мне по — неволе пришлось уехать. Но я был уверен, что настанет время, когда смогу вернуться. В эмиграции всегда интересовался страной и может быть, поэтому я не стремился стать частью американской культуры.

В. П. На Ваш взгляд, есть ли такое музыкальное явление, как «русский шансон», по-Вашему, что это такое и как Вы с ним соотноситесь?

В. Т. Вы знаете, я задаюсь вопросом, кто придумал это название. Я бы назвал такие песни «песнями бытового жанра», это ближе и понятней. В словосочетании «русский шансон» есть немного русского, немного французского. В то же время эти песни существовали всегда, другое дело, что в советские времена эти песни находились под запретом.

В. П. Кстати, имя Вилли — настоящее имя или сценический псевдоним?

В. Т. Вы знаете, я человек довоенный, родился в 1934 году, хотя мне никто не верит. В тогдашние времена давали такие имена, как Даздраперма — Да здравствует первое мая, Вилен — Владимир Ильич Ленин, наверное поэтому меня так назвали.

В. П. Какая песня наиболее Вам нравится, отражает Вас как личность, как певца, как музыканта, композитора?

В. Т. Я считаю себя музыкантом, который может писать стихи, музыку, аранжировать и исполнять ее в силу своих возможностей. Больше я себя никем не считаю. Другие называют себя певцами. Пусть меня характеризует народ. Я благодарен своим слушателям, ради которых живу. И пусть мои слушатели определяют, какая песня отражает меня наиболее полно.

В. П. Чем порадуете Ваших слушателей в ближайшее время?

В. Т. Скоро у меня здесь, в России, выходят два диска. Один будет называться «Джулия», — сборник лирических песен, и второй альбом «Господа эмигранты»,- песни об эмигрантах, и о тех, кто хочет стать эмигрантом, там будет маленькое предостережение, пусть они послушают и может быть им не придется вынести того, что мне пришлось вынести в Америке.
«Ресторанная лоция», Вадим Потёмин

Другая информация о:

© 2000-2018 Шансон.Инфо Русский шансон. [18+] Все права соблюдены. Копирование информации запрещено законом.
Разместить рекламу на Шансоне. Михаил Шелег организация концертов, заказ выступлений. Рингтоны Партнеры