Русский шансон
Подписаться на шансон Instagram   
 

Михаил Танич: Я привык к прозвищу Гениальный

Пресса

Жизнь Михаила Танича и его стихи вместили несколько эпох — пионерское детство, военную юность, сибирский лесоповал. Но этот человек умел находить верное соотношение счастья и несчастья в жизни. Может быть, это помогло ему стать самым известным поэтом-песенником. Таничу принадлежат яркие, солнечные песни: «Черный кот», «Любовь-кольцо», «Комарово», «Что тебе сказать про Сахалин». Рядом с ними — роман в песнях о лесоповале. Танич работал почти со всеми известными композиторами и артистами эстрады, театра и кино. Его песни пели Клавдия Шульженко, Алла Пугачева, Валерий Леонтьев, Эдуард Хиль. Танич — автор пятнадцати книг. Первое произведение написано было в Таганроге: что-то вроде пьесы о Павлике Морозове с обличением кулаков. Потом на смену писательству пришло другое увлечение — футбол. Однако литературные традиции родного города все-таки взяли верх.

— Вы родом из Таганрога, ощущаете влияние чеховской ауры?
— В 1930 годы в Таганроге было много пожилых людей, помнивших царский строй, чеховские времена. Даже продукты были такие же, как в царские времена. Кефир продавали настоящий, ничего общего с современным он не имел. Этот я не могу пить даже как лекарство для похудения… А литературу, представьте, у нас преподавал близкий знакомый Чехова и Толстого — Баландин. Помню, он попросил меня провести семинары по Маяковскому, которого не переваривал. Я же, наоборот, тогда обожал знаменитого футуриста. Я страшно гордился, что понимаю такого сложного поэта и провожу урок с одноклассниками… Мой учитель здоровался с Чеховым, я разговариваю с вами. Вот какая длинная историческая дистанция. Но все-таки сначала на всех нас оказывает влияние не Чехов, а Пушкин. Едва умея читать, мы берем его сказки. Хотя написаны они вовсе не для детей. Сказки Пушкина подвигают мальчиков, чутких к слову, что-то сочинять. Сначала, конечно, без всякого понятия, что такое стихи. Но это стремление сохраняется на всю жизнь.
Я помню, как в Таганроге праздновали 75-летие Чехова. Помню приезд МХАТа со всеми знаменитыми стариками — Книппер-Чеховой, Москвиным, Качаловым. Я был тогда пионером, я даже что-то читал со сцены. А дома у нас было многотомное чеховское собрание, изданное в 20-е годы. В оранжевых обложках. Бумагу нужно было разрезать ножом, поэтому края у книжек были лохматые.
— Как много вместила ваша жизнь!
— Я чувствую себя частицей нашей истории и страны. Все, что случалось с ней, проходило через меня. Даже аттестат зрелости я получил 22 июня 1941 года. Потом, как у многих, война, институт, где меня и застала волна репрессий. Шесть лет на лесоповале породили огромный цикл песен о воле-неволе, тяжелой жизни человека, попавшего в лагерь. К сожалению, туда часто попадают только мелкие негодяи, укравшие всего-то кошелек с получкой. Тема тюрьмы в русской песне занимает большое место и находит отклик в человеческих душах. Недаром мы получили премию на конкурсе «Русский шансон», попали в «Песню года» с хитом «А белый лебедь на пруду качает павшую звезду». Мы рады, что смогли написать роман в песнях о том, как в нечеловеческих условиях остаться человеком.
— Стихи вам давались легко?
— Я долгое время писал без понятия о рифме. Первое время не задумывался о своем индивидуальном стиле. Только в более позднюю пору, когда уже были свои книжки, прорезался собственный голос. И я стараюсь его сохранить. Но стихи сейчас пишу очень редко, в основном песни. Потому что это моя работа. Я вынужден кормить семью старшей дочери, живущей в Голландии плохо, семью младшей дочери, живущую здесь плохо. Вдобавок к этой большой семье у меня еще есть собака. Ее тоже надо кормить.
— Говорят, что лучше всего человека понимают именно собаки…
— Мой далматин Жак все время слышит человеческую речь и выучил многие слова. Я даже ловлю себя на мысли, что это никакой не условный рефлекс, он думает и даже рассуждает. Перед поездкой на дачу я ему сказал: «Ты едешь на дачу», и он моментально перестал есть, чтобы плохо не стало в дороге. Я с ним разговариваю, как с ребенком. Он понимает только мой язык, поэтому в плохих отношениях с другими собаками. А родился Жак в ноябре 1991 года и стал ровесником всех наших перемен. Мне его подарил Саша Малинин, которому полагался щенок за случку его кобеля. Десять щенков ко времени нашего приезда сосали мать. А Жак, единственный из них, оторвался и пошел к нам. Я его, конечно, взял на руки. Так он и остался со мной.
— Песни — ваша работа. Вы работаете, даже когда отдыхаете?
— Я иногда не вижу разницы между работой и отдыхом. На даче в Юрмале первый день радуюсь солнцу, шумящему морю и тюльпанам, которые разводят мои соседи-латыши. Смотрю, отдыхаю, вдруг приходят стихи.

Тюльпаны разводят
Соседи мои латыши
…………….
Лилового цвета,
Медового цвета,
Голландских и финских кровей,
Поползал по грядкам хозяин,
Как тот муравей!
……………
Когда я встаю спозаранку,
Часу этак, может, в шестом,
Зевая над чистым,
Нетронутым мыслью листом,
Я знаю: мои латыши
Уже встали,
И легок им труд!
И надо трудиться,
Трудиться, трудиться —
Тюльпаны взойдут.

— Ваши внуки любят ваши песни?
— К сожалению, Лев и Вениамин не умеют читать по-русски, потому что рано уехали из России. Но ведь у Пушкина потомки тоже превратились в англичан. Зато они, как все русские люди во всем мире, любят слушать «Лесоповал». Ну что им слушать, «На-Ну», что ли? Не хочу сказать ничего плохого об их творчестве, но на концерт не пойду.
— Почему?
— Они раскрученные ребята, нарядно одетые, энергично двигающиеся, зарабатывающие массу денег. Ну и что? Таких групп с прыжками, ужимками и кривляньем — большинство. Можно даже смотреть их, выключив звук, как я делаю во время футбола, поскольку много лет был футболистом и комментарий меня раздражает. Вообще я заметил, что на английском люди поют лучше, чем на русском. Когда мне предлагают певца и он поет по-английски, я прошу спеть по-русски. Сразу получается хуже.
— Ваши песни поет и ветеранша сцены Эдита Пьеха, и модная Лариса Долина, и совсем молодые, начинающие исполнители…
— Я хочу оказаться на уровне молодых. Придумать, например, современную песню «Баллончик газовый». Но для меня, пожилого человека, эта задача трудна.
— Все ваши песни о любви?
— А зачем писать о забастовках? Только о любви. Примитивные ансамбли поют о том, что «я ждал», а «ты не пришла». Тот же Титомир просто вылезает из шкуры, чтобы спеть: «Тач, даун». А для меня главное содержание, будящее мысли…
— Когда Геннадий Шпаликов писал стихи, то пропадал так, что даже жена не могла его найти. Ему были нужны тишина, одиночество.
— Это нужно каждому писателю, поскольку писатель должен думать, а не только ручкой водить. Для этого требуется уединение. Я тоже многие годы ездил в дома творчества. Большинство стихотворений написал в Переделкине. Там-то мы и подружились со Шпаликовым, можно сказать, по пьяной лавочке. Он всем был должен деньги, которых у него всегда не хватало. Вдруг позвонил: «Миша, приезжай в Переделкино — у меня денежка завелась». Совсем небольшой долг — 50 рублей, по-моему, был… «Гена, сегодня не могу», — ответил я. А назавтра он уже ушел из жизни. Думаю, что, если бы мы встретились, этого бы не случилось. Он — один из самых чистых людей, которых я видел. Когда умирает такой человек, живущим становится стыдно, что они его упустили.
— Вы дружите с очень красивыми женщинами — с Лаймой Вайкуле, с Ларисой Долиной. Лайма вам даже корону надела на вашем юбилейном вечере. Долина великим русским поэтом величает…
— Нет, это Распутина так называет Дербенева. Меня Лариса называет Гениальным. И я привык к этому прозвищу. И уже согласен, если это не вылетело у нее случайно, и она настаивает на этом. Значит, так оно и есть. Красивые женщины — это все относительно. Я просто люблю женщин. Но всех красивее моя жена Лида. Это так же верно, как и то, что я гениальный.
— На своем юбилее вы посадили ее не почетное место — на сцену, чтобы все видели. И все цветы были не только вам, но и ей. Все стремились подчеркнуть, какая она гостеприимная.
— Гостеприимный я. Я не могу без друзей, без компаний. Не могу один есть котлеты, пить пиво. Я гостеприимный на свою беду. У меня дома в день бывает по десять-двенадцать композиторов и артистов. А Лида должна помогать мне их принимать, все время мыть тарелки и рюмки, хотя она лично никого не звала.
— А как вы познакомились с Лидией Николаевной?
— Как-то пришел в общежитие молодых специалистов на праздник 7 ноября и увидел девушку, игравшую на гитаре. Лида моложе меня на четырнадцать лет. Но я влюбился, а она — в меня. С тех пор вместе живем.
«Учительская Газета», Елена МАСЛОВА

Другая информация о: ,

© 2000-2018 Шансон.Инфо Русский шансон. [18+] Все права соблюдены. Копирование информации запрещено законом.
Разместить рекламу на Шансоне. Михаил Шелег организация концертов, заказ выступлений. Рингтоны Партнеры