Русский шансон
Подписаться на шансон Instagram   
 

Почему Розенбаум не воюет с попсой?

Пресса

— Голливудский актер Джек Николсон однажды сказал: «Я прихожу в музей, смотрю на картину и понимаю, что посетители смотрят не на картину, а на меня». Думаю, что когда Александр Розенбаум приходит в Эрмитаж, то происходит нечто подобное. Скажите, не кривя душой, вы не устали быть чьим-то событием?

— Я никогда не кривлю этим органом…. Знаете, когда кто-то говорит, «ах, как я устал от поклонников», – врет. Когда он говорит, что устал раздавать автографы — не верю. Если завтра его перестанут узнавать, у него перестанет звонить телефон, и никто не возьмет ни одного автографа, то он пойдет в парк и повесится. Я говорю образно, но ему будет так плохо, как вы себе представить даже не можете. Другое дело, что иногда, конечно, для того, чтобы доставить себе небольшие удовольствия, хочется быть неузнаваемым. Я обожаю ходить по улицам, магазинам, лавкам, музейчикам, а не имею никакой возможности. Но выход всегда можно найти.

— И как маскируетесь?

— Надеваю парик, очки и кепку сверху. Это не понты какие-нибудь, а необходимость. Никто и не додумается, что этот тип в парике – Розенбаум. Таким образом, я прекрасно себя чувствую, меня никто не узнает, и я занимаюсь своими делами. Но чтобы сказать, что я хочу, чтобы меня не узнавали и мной не интересовались? Да упаси Господь. Я очень расстроюсь.

— А встреча с каким человеком стала событием для вас?

— Встреча с Чаком Берри. Правда, мой продюсер тогда даже немного обиделась, что Чак Берри, на ее взгляд, отнесся ко мне с не очень большим вниманием (смеется). Ну, во-первых, он очень пожилой человек, а во вторых, да кто я для него такой? Он Чак Берри вообще-то. Это космос для рок-н-ролльщика и человека моего поколения. Космос! И оттого, что он вообще со мной разговаривал, я чувствовал себя на седьмом небе.

— Сегодня очень модно воевать с попсой. Почему Александр Розенбаум не воюет с попсой?

— Знаете, Александру Розенбауму, в общем-то, 53 года и он доктор. И не надо ни с кем воевать – это глупо. Народ сам должен, как говорил Михаил Сергеевич, определиться, что ему нравится, а что нет. А что касается фонограммы, то можно просто желать честности по отношению к зрителям, и все. Но не запрещать. Попса или поп, «рокла» или рок…. Извините, но в рок-музыке такое количество ла-бу-ды! И там такое количество рокеров, которых лично я бы на порог рок-музыки не пустил. У них кроме железных колец на пальцах ничего больше нет. А «Биттлз» – это гении поп-музыки. «Абба» – просто шикарнейшая история. Мы должны не воевать, а прививать людям в душе ростки прекрасного, тогда они быстрее и лучше разберутся. Вот скажите, какое я имею право воевать с артистом Пупкиным, если он собирает стадионы?

— Но артиста Пупкина просто внедрили в сознание людей, вот он и собирает стадионы.

— Если бы артист Пупкин не понравился народу, то его бы не было. Знаете, есть такая отвратительная фраза «пипл хавает». Так вот, мы с вами должны сделать все для того, чтобы пипл — не хавал. А чтобы пипл разбирался и слушал. Тогда попса в самом дешевом ее виде уйдет сама собой. Поверьте, я никогда не думал, что доживу до такого: «Умц-умц-умц-умц-умц-умц». По восьми каналам из десяти вот этот «умц»! Нет, я не против дискотечной конюшни. У каждого поколения была своя конюшня. У моих бабушек и дедушек было танго в конюшне. У родителей — фокстрот. У моего поколения были шейк и твист. У сегодняшней молодежи – вот эта конюшня. Но конюшня должна быть на одном -двух каналах. Дайте на оставшихся восьми другое! Дайте людям возможность слушать разную музыку. Нет, везде не формат. Валя Толкунова, Пьеха, Утесов, Бернес — не формат. Я, кстати, счастлив, что на мои концерты приходит две трети глубокого дискотечного молодняка. Мне это очень приятно. Только поймите меня правильно. Я это не как артист самовлюбленный говорю, а как гражданин.

— Что вы приобрели и что потеряли, став депутатом?

— Я приобрел и приобретаю кругозор. Когда занимаешься проблемами, которые волнуют и вас, и меня, и многих окружающих нас людей, поверьте, это добавляет ума человеку. Это достаточно интересно. Ведь совершенствовать себя и свой мозг нужно до смерти. Правда, все равно вы не станете самым выдающимся и совершенным, потому что пределов нет. А потерял я свободное время. Абсолютно.

— Изматывает работа в Госдуме?

— Непросто, конечно. Потому что я не умею не делать дело, за которое взялся.

— А много ли там людей, которые реально хотят помочь народу?

— И не ставят перед собой цели лично обогатиться, сделать себе какие-то послабления по жизни, или обойти кого-то на вираже благодаря депутатскому мандату? Я таких знаю и вижу. В Думе достаточное количество приличных и умных людей. А случайные люди везде есть. Они есть на радио, телевидении, на сцене, в Думе. Ведь любая организация – это слепок общества.

— Насколько мне известно, вы были знакомы с Путиным еще до его избрания президентом.

— Конечно, я знал Владимира Владимировича по Ленинграду, где он на большой должности очень активно работал в администрации Собчака. А с Анатолием Александровичем мы много общались, были дружны. Там и встречались с Путиным.

— Скажите мне, наивному человеку, вот почему за пять лет с момента первого избрания Путина на политическом небосклоне не возникло хотя бы одного деятеля, который реально мог конкурировать с ним? Хорошо это или плохо?

— Думаю, что хорошо, потому что сегодня Владимир Владимирович по всем своим качествам и параметрам подходит российскому народу. Конечно же, у всех свое мнение, но я думаю, что выборы были достаточно объективными. Я много езжу по стране и, в общем-то, знаю, что люди думают. И конечно, подавляющему большинству в качестве президента сегодня приятен Путин. Видимо, он сегодня нужен. Вот такой, какой есть. Державный, молодой, крепкий… Плечи шире таза. Что вы улыбаетесь? Это важно для многих людей. Особенно после того, что мы имели всегда и имеем во многом сейчас. Путин достаточно волевой, «мужчинистый». К тому же он очень приятный человек

— Вы получили от жизни все, что хотели получить?

— Нет. Невозможно получить от жизни все, что хочешь. Но стремиться к этому надо.

— Если бы вам дали возможность еще раз прожить день из прошлого…

— Я бы, пожалуй, вернул день рождения своего ребенка. Потому что это было здорово. Утром она родилась. Я пошел на работу в больницу, потом на «Скорую помощь». Закончился рабочий день, я записал все истории болезни, мы собрались в ординаторской и нарезались в честь моего ребенка.

— Кстати, какой опыт дала работа на «Скорой помощи»?

— Она дала возможность научиться понимать характеры людей. А понимание характера – это и есть творчество.

— Один известный политик сказал, что почти каждая ваша песня о любви в точности повторяет какую-то часть его личной биографии.

— Это просто объяснить. Потому что я всегда говорю, что тип у нас – хордовые. Класс – млекопитающие. Семейство, по–моему, приматов. Вид – гомо сапиенс. Мы – люди. Самцы и самки. И мы очень похожи все. И любят люди достаточно одинаково. Только ухаживают друг за другом в силу разной коры головного мозга по-разному.

— Как называлась ваша первая рок-группа?

— Не знаю почему, но называлась она «Баобаб». А первая серьезная группа называлась «Аргонавты». Мы играли в ней с моим лучшим школьным другом Владимиром Асташенковым. Потом Володя поступил в высшее инженерное училище, дорос до старшего механика, а я пошел в медицину. Он не дожил до 50 лет пару месяцев. Я очень жалею, что не сохранились записи с тех времен. А сохранившиеся — очень некачественные. В профессионалы ушел только я. Остальные ребята остались на своих трудовых постах. Моим пацанам сейчас по 55-56 лет. Собраться сейчас и вновь сыграть что-то? У всех свои дела.

— Как думаете, талант можно пропить?

— Конечно. Я прошел многие стадии и говорю, исходя из личного опыта. Я не рву рубах сегодня. Осмыслить многие вещи пьяному просто невозможно.

— А мне всегда казалось, что в голову приходят какие-то оригинальные мысли.

— По пьянке-то? Да. «Эх, разорвись душа, да раззудись плечо!» Просто когда человек выпивает, он рвет рубаху с другим ощущением, и получаются какие-то другие произведения. Пьянка никогда и никому добра не приносила. Я это знаю по себе. Это снобистское такое, знаете. Надо пить, курить, колоться, чтобы быть большим художником. Глупости.

— Но большие художники нередко ассоциируются с наркотиками и алкоголем.

— Нужно совесть иметь больную, вот и все. Можно иметь сытый желудок, нормальную устроенную жизнь, но при этом больную совесть. Я напрочь завязал с алкоголем. Потому что никогда не знал меры.

— Видела в продаже водку «Вальс Бостон». Скажите, а планируется ли в будущем выпуск водки «Глухари» или, допустим, «Белая птица удачи»?

— Ну, производители про глухарей мне ничего не говорили и про птицу тоже. «Вальс Бостон» вполне устраивает их. Вообще, поскольку у меня есть пивная в Ленинграде, которая называется «Толстый фраер», очень известная…, то вот хочу пиво разливать. Не я, конечно, буду этим заниматься, но пиво «Толстый фраер» — это будет неплохо.

— Я никогда не была в Петербурге. Расскажите, куда стоит пойти в первую очередь в этом городе?

— Говорю сразу, что самое лучшее время – это от 22 мая до 22 июля. 22 июня – самая длинная белая ночь и самый длинный день в городе. Мои любимые места, конечно же, находятся, в центре города. То, что в Москве называется Медведково или Чертаново, а у нас Купчино или Лигово – это все одно и тоже. А центр города – это то, что нам оставили гениальные люди: Растрелли, Росси, Воронихин, Баженов. Поэтому походите по центру. Есть город Достоевского, есть парадный, фасадный Ленинград. Красивейшая дворцовая набережная, замечательные потаенные места на Боровой, Лиговке. Гуляйте, получайте удовольствие. Я вам завидую, потому что для себя вы откроете много интересного.
Наталья Насонова, «Дни.ру».

Другая информация о:

© 2000-2018 Шансон.Инфо Русский шансон. [18+] Все права соблюдены. Копирование информации запрещено законом.
Разместить рекламу на Шансоне. Михаил Шелег организация концертов, заказ выступлений. Рингтоны Партнеры