Аркадий Северный — НЕКТО ПЕТРОВА

Жил граф Родериго с графиней Эльвирой 
Под самою крышей именья родного, 
А рядом, в хибарке за ихней хавирой, 
Жила одинокая некто Петрова. 

Графиня была, словно пташка, невинна, 
Не знала ни грязи, ни туфты грошовой, 
А граф был свинья и большая скотина 
И быстренько спутался с этой Петровой. 

Она не жалела ни брошек, ни пудры, 
Что день - то другая какая обнова, 
А граф всё же топал до этой лахудры 
И всё ей нашептывал: «Ух ты, Петрова!» 

Однажды, с мечом подойдя к кабинету, 
Графиня сказала ужасно сурово: 
«Герба на тебе, на мучителе, нету! 
Отстань ты, паскуда, от этой Петровой!» 

Но граф был как будто в чаду алкогольном 
(Точнее сказать, был под мухой слоновой) – 
Он шваркнул графиню башкой с антресоли, 
А после потопал до этой Петровой... 

Графини роскошное, пышное тело 
Лежало в пыли на дорожке ковровой, 
Шептала она языком онемелым: 
«Ужо же попомню тебе я, Петрова!» 

Её хоронили роскошно и пышно, 
Граф пролил слезу на скамейке дерновой... 
Весь день его не было видно и слышно, 
А ночью потопал до этой Петровой. 

Но в полночь графиня восстала из гроба, 
И, с крышкой явившись мореной дубовой, 
Она таки съездила этого жлоба, 
А после заехала этой Петровой! 

Вот так богачи разлагались и жили, 
Теперь уж давно не бывает такого – 
Давно похоронены в братской могиле 
И граф, и графиня, и эта Петрова.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.