Асмолов Владимир — УХОДЯЩЕМУ В НОЧЬ

Осторожно, двери закрываются!

Следующая станция «Ничто».

Все концы навечно обрываются

В тишине надгробий и крестов.

Выспались и высыпали звезды,

Тихо под созвездием Креста.

Что же в этот мир с собой принес ты,

Сто страниц судьбы перелистав?

Помнишь, как свой путь по жизни начал ты,

Молодой безусый паренек,

Что свою деревню раскулачивать

Гению великому помог.

Землю не пахал с тех пор ни разу ты,

Да и разве ж было до земли

В час, когда враги разнообразные

Всю страну сетями оплели!

Даже воевать не смог ты вырваться,

Но немалым был и твой улов!

Много на счету твоем их числится-

Замаскировавшихся врагов!

Орденами вождь тебя не баловал,

Но, с других срывая ордена,

Лепту ты свою вносил немалую

В то, чтоб скорее кончилась война.

Смерть пьянела в поле страшной жатвы!

Ты же, отслужив, нырнул в кусты.

Даже глаз своей последней жертвы

Ухитрился не заметить ты.

И, узнай, что в том кровавом месиве

Ты распял невинного Христа —

Ты б не застрелился, не повесился

И ночами б спать не перестал.

Снят портрет апостола постылого

И бедою названа беда.

Только ты не реабилитирован

И, поверь, не будешь никогда!

И теперь, перед вратами вечности,

Ты, на сердце руку положив,

Расскажи, какому Культу Личности

Ты всегда так ревностно служил?

Хоть теперь признай, по крайней мере,

Что служил ты с самых первых дней

Не Отцу народов и не Берии,

А культу личной подлости своей!

Осторожно, двери закрываются!

Следующая станция «Ничто».

Все концы, конечно, обрываются

В тишине надгробий и крестов.

Господа ушли, уйдут и слуги

И никто не скажет, кто ты был.

Вышло так, что за свои «заслуги»

Ничего-то ты не получил.

И за то не обижайся ты на нас,

Что не знаем: кто ты там и чей.

Так уж повелось на свете издавна,

Что фамилий нет у палачей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.