Круг Михаил — Добрая, глупая, давняя

Как ни странно, но все же, по-моему, юность сгорела

Первый признак — что трезво о жизни я стал рассуждать

Кружит снег незадумчивый, легкий, пушистый и белый

Я тебе не смогу на всю улицу громко кричать.

Даже глупости и сумасбродства навеки забыты,

Я уже не смогу даже вспомнить о нашей любви

Помню только у дома цветы и окно приоткрыто,

И от летней грозы по дорогам струятся ручьи.

Как ни странно, сейчас это кажется горькой потерей,

Только порвана нить, что навеки связала с тобой.

Как же мы расставались тогда, но я все-таки верю

В эту добрую, нежную, глупую, давнюю боль.

Я уже не смогу так легко петь тебе наши песни

И читать свои первые, очень плохие стихи,

Но мне кажется, если однажды проснусь на рассвете

И увижу тебя, ты простишь мне все эти грехи.

Я не знаю, когда мне придется тебя все же встретить

И увидеть в глазах твоих, прежде веселых, тоску.

И на Ваше «ну, здравствуй, как жизнь?» не смогу Вам ответить

Извините, но только на ты я уже не смогу

Не смогу, это впрочем, от многого освобождает

И от всех объяснений не нужных уже никому.

Сколько время прошло, лет пятнадцать, а Вы все такая

Почему же мы с Вами расстались? Никак не пойму

И все же — почему?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.