Кучин Иван — Крестовая печать

Была бы мать жива моя немного, она б пришла надежду затоя,

А как я вышел, за рулем Серега, и все вернулось на круги свои.

Я сел в перед и взвизгнула девятка, осталась зона, где-то позади.

Ах как свобода щекотала пятки, как билось сердце в радостной груди.

Гони же друг, гони фортовый. Пусть жизнь с начало мне уж не начать.

Давно на ней как камень стопудовый, лежит судьбы крестовая печать.

А за окном тайга заледенела, в верхушки сосен вкутолась луна,

Вот так любовь моя и околела, как та вот одинокая сосна.

Но мне не жаль, да и кому я нужен? уж не тебе, что падала не грудь…

Но ты давно уже живешь за новым мужем, ну и живи, а я уж как-нибудь.

Гони же друг, гони фортовый. Пусть жизнь с начало мне уж не начать.

Давно на ней как камень стопудовый, лежит судьбы крестовая печать.

Мороз крепчал. Губа моя не дура. Уже четвертый грело в фунфарем.

Вдруг в свете фар старушечья фигура, мелькнула и послышалось: «Сынок…»

Я вышел в ночь, а ветер с ног сбивает, слепит глаза, эй кто там черт возьми?

Нет никого, а друг сказал: «Бывает. Ну, что, поехали? — и я ответил — Жми.»

Гони же друг, гони фортовый. Пусть жизнь с начало мне уж не начать.

Давно на ней как камень стопудовый, лежит судьбы крестовая печать.

Гони же друг, гони фортовый. Пусть жизнь с начало мне уж не начать.

Давно на ней как камень стопудовый, лежит судьбы крестовая печать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.