Полотно Анатолий группа Лоцман — Жестокое танго

Она в ответ так тихо, даже нежно прошептала:

«Какой же вы наглец, нахал и просто грубиян».

И танец хоть закончился, руки не отымала —

Вот так их начался роман.

Оркестр потел всю ночь, не вынимая, до рассвета.

Изогнутый, как арфа, стан желанье пробуждал.

Он от судьбы подарок этот — драгоценный слиток, совершенный слепок —

Уже никак не ожидал!

Небо в звездах — как это несерьезно!

Утро, розы, сентиментальность, проза.

Счастье, грезы — о, каждый немного поэт!

Небо в звездах — как это несерьезно!

Утро, розы, сентиментальность, проза.

Счастье, грезы — что ж, каждый немного поэт.

Широкая кровать с белым муслиновым пологом,

Большой уютный дом в стиле швейцарского шале.

Она еще немного поиграла в недотрогу…

«Все, спать!», — и лифчик на столе.

Она — ошеломляющая, стройная блондинка,

А он согнутый старый гвоздик, пусть и золотой.

Увы! Он сам себе поставил женскую ножку на свою бошку!

Все-все отдал за молодой!

И небо в звездах — как это несерьезно!

Утро, розы, сентиментальность, проза.

Счастье, грезы — о, каждый немного поэт!

Небо в звездах — как это несерьезно!

Утро, розы, сентиментальность, проза.

Счастье, грезы — что ж, каждый немного поэт.

Предмет порой приманчив, но опасен, даже очень.

Конверт передает своим со всячинкой дружкам.

Конверт весьма увесист и толстый, между прочим!

И джип взлетает к облакам!

Три дня она поплакала, что рано овдовела,

И даже отстояла панихидку по нему.

Полгода походила, кому надо постелила,

И через VIP покинула страну. Все…

Небо в звездах — как это несерьезно!

Утро, розы, сентиментальность, проза.

Счастье, грезы — о, каждый немного поэт!

Небо в звездах — как это несерьезно!

Утро, розы, сентиментальность, проза.

Счастье, грезы — что ж, каждый немного поэт.

Конец хоть и печальный, но вполне обыкновенный.

Желанье двигает прогресс, какой же здесь обман?

И чудака поэта ей немного жаль, наверно.

Вот так их кончился роман.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.